Взрослый человек был бы потрясен, если бы ему удалось заглянуть в мир детских страхов: обрывки сказок, кадры из фильмов, тень от дерева на окне, причудливое пятно на потолке, соседская собака, первобытные страхи из коллективного бессознательного — все это причудливым образом переплетается в детском сознании. Маленьким мужественным созданиям предстоит со всем этим справиться, ведь период детских страхов — это естественный этап взросления. Основные помощники в победе над собой — мать и отец. Именно им предстоит вселить в малыша уверенность в том, что ему ничто не угрожает. Однако, как это ни грустно, именно родители очень часто становятся для своих детей источником сомнений в своей безопасности. И, созвучно нашей эпохе, страхи современных малышей очень часто лежат в плоскости технического прогресса. Они непривычны для человека, неестественны для него, не совсем понятны и даже не всегда поддаются формулировке. К разряду подобных страхов принадлежит страх последствий чернобыльской катастрофы.

Кто больше всего боится последствий чернобыльской катастрофы?

По многолетним наблюдениям специалистов Киево-Святошин­ского центра социально-психологической реабилитации1, наибольшее беспокойство испытывают молодые родители, проживающие на территориях, пострадавших от чернобыльской катастрофы. Они испытывают повышенную тревожность по поводу не столько собственного здоровья, сколько здоровья своих детей. Со времени аварии на Чернобыльской АЭС прошло уже несколько десятилетий, а во многих семьях любые недомогания и по сей день принято объяснять ее последствиями. Ситуацию усугубляет то, что даже медицинские светила не всегда в состоянии ответить, что же именно могло спровоцировать у ребенка то или иное заболевание. Ведь на маленький организм влияют самые разнообразные факторы: наличие вредных производств в регионе, плохая питьевая вода, загрязненность конкретного населенного пункта, нездоровый образ жизни родителей, врожденная склонность к тем или иным заболеваниям, низкий материальный уровень семьи со всеми вытекающими из этого последствиями… Кроме того, гораздо проще объяснить частые болезни своего чада аварией 20-летней давности, чем собственной неспособностью создать здоровый психологический климат в семье; провести закаливание ребенка; продумать рациональное питание; проследить за тем, чтобы он бывал на свежем воздухе; наладить режим дня, распределяя нагрузки таким образом, чтобы малыш не переутомлялся и не перевозбуждался…

Страхи, связанные с последствиями чернобыльской катастрофы, могут некоторыми родителями до конца и не осознаваться. К сожалению, в этом случае возникает опасность, что повышенное беспокойство отца или матери передастся ребенку на подсознательном уровне, и тогда малыш может получить «по наследству» совершенно непонятный ему и потому особенно опасный страх.

Чернобыльская катастрофа глазами нынешних подростков

Интересное исследование провели специалисты Киево-Святошин­ского центра социально-психологической реабилитации населения и его информирования о последствиях чернобыльской катастрофы. В рамках проекта «Здоровое будущее», который профинансировала организация Friends of Chernobyl Centers U.S. Inc. (FOCCUS), был произведен опрос среди подростков, проходящих лечение в Киев­ской детской областной больнице, а также учащихся старших классов школ Киево-Святошинского района. Специа­листов центра больше все­го интересовало, в какой мере тинейджеры связывают состояние своего здоровья с последствиями чернобыльской катастрофы. Оказалось, что 99,5% опрошенных пусть и в разной мере, но признают факт влияния аварии на свое здоровье. Как выяснилось, основным источником негативной информации о ней является семья: 83,5% родителей напрямую связывали болезни своих детей с последствиями аварии.

Но так ли это страшно? В конце концов, негативное влияние чер­нобыльской трагедии на здоровье отрицать никак нельзя. К сожалению, приходится наблюдать, что многие дети переняли родительс­кие опасения в преувеличенном и болезненном виде. Вот какие ассоциации у многих из них вызывает чернобыльская катастрофа: «Страх; ужас; болезнь; темнота; смерть; радиация; излучение; мутации; плохое здоровье; инвалиды Чернобыля; угроза жизни; гибель людей; смерть всей окружающей при­роды; больные дети и взрослые; страдания; потеря красоты; горе; ад; беда; очень большая трагедия; страшные болезни; тихий ужас; это ужасно»… Особую обеспокоенность вызывают те ответы, в которых дети не могут конкретизировать свои страхи: что-то страш­ное, невероятное; сила, с которой человек не в состоянии справиться; черный цвет, все черно-белое; что-то страшное, ужасное; страшное недоразумение; что-то черное, мутное, надвигается как туча, очень страшное; то, что даже нельзя описать словами, настоящий ужас…

Хуже всего, если возможное воздействие чернобыльской катастрофы является в семье предметом умолчаний и намеков, а взрослые стараются не говорить на эту тему при детях. Так, одна девочка подросткового возраста на вопрос о своем отношении к чернобыльской катастрофе, ответила, что не может даже думать об этом, что это самое страшное, что есть в ее жизни. На глазах у нее были слезы, голос срывался, руки дрожали… В ходе беседы с психологом выяснилось, что ее дедушка умер от болезни, которую в семье связывали с воздействием радиации. Взрослые избегали говорить при девочке на эту тему, и потому тяжелое, но вместе с тем достаточно типичное событие вызвало у ребенка неадекватную патологическую реакцию.

Как это ни парадоксально, у детей из семей, проживающих в регионах, расположенных вдалеке от Чернобыльской АЭС, психологические последствия могут быть гораздо серьезнее, чем у тех, чьи родители жили в непосредственной близости к реактору. Рассказы близких о том, как горел четвертый блок, как пришлось покидать дом и переезжать на новое место, что они при этом чувствовали и переживали, дети воспринимают достаточно спокойно, так как подобная информация хоть и тягостна для них, но вместе с тем вполне понятна. Гораздо сложнее тем детям, которые не в полной мере осознают, чего именно они боятся.

У многих детей срабатывает своеобразная защитная реакция: не совсем понятная для них карти­на чернобыльской аварии замещается в их сознании картинами катастроф иного рода. Что любопытно, ни один из опрошенных подрост­ков так и не упомянул о пожаре на АЭС, зато многие охарактеризовали аварию как взрыв; очень сильный взрыв; мощный взрыв; зона и взрыв и даже зона, которая взрывается. Многие отметили, что черно­быльская катастрофа у них ассоциируется с понятиями «атомная война»; «атомный взрыв»; «атомная бомба»; «Хиро­сима». Любопыт­ны и такие определения чернобыльской катастрофы: смерть; разруха; выброс радиа­ции; ужасные болезни; эпидемия; потемневшее солнце (картинка, типич­ная после атомного взрыва); извержение вулкана; плохой воздух, тяжело дышать… Подобные представления современных детей о чер­нобыльской аварии являются результатом наслоений из фильмов катастроф и документальных фильмов о последствиях атомных взрывов, извержений вулканов и пр.

Защитим детей от собственных страхов

Любые неизжитые родителями страхи, сомнения и тревоги могут отрицательно влиять на ребенка, вызывать у него всякого рода психосоматические расстройства, которые все чаще встречаются у детей и подростков (многими специалистами называются цифры от 40 до 68% от общего числа обратившихся за помощью). Мощным барьером на пути психосоматических расстройств и нервно-психических заболеваний может стать умение родителей создавать доверительные, эмоционально теплые отношения с детьми. Это возможно только в том случае, если у самих родителей нет разного рода нерешенных психологических проблем, страхов и тревог по самым разнообразным причинам (семейная склонность к определенным заболеваниям; тяжелая болезнь, перенесенная ребенком в детстве; смерть одного из детей; неприятные факты из истории семьи и пр.) Усугублять ситуацию может мнительный тревожный склад характера отца или матери.

Чтобы не передавать детям свои страхи, сомнения и переживания, нужно стараться освобождаться от «душевного мусора». Бытует совершенно безграмотное с точки зрения психологии мнение, что о неприятной теме, трагическом событии или травмирующей ситуации лучше «забыть, не вспоминать, начать жить с чистого листа и пр.». К сожалению, именно такой подход способствует тому, что в человеческой душе оседают «непереваренные», а то и вовсе загнанные в подсознание страхи и отрицательные эмоции, риск их передать детям не просто в «готовом», но в усугубленном, искаженном, изуродованном и гипертрофированном виде. Психологи нас­тоятельно рекомендуют все неприятности, семейные драмы и тра­гедии обсуждать, проговаривать множество раз, чтобы все это перестало разрушать психику отдельных членов семьи и негативно влиять на общесемейный климат.

С первых дней супружества стоит выстраивать свою семейную жизнь таким образом, чтобы в ней не было места «страшным» тайнам, недомолвкам и умолчаниям. Говорите с другими взрослыми членами семьи обо всем, что вас волнует и тревожит. Пусть ребенок слышит, участвует в разговоре, задает вопросы. И помните, что он воспринимает не столько информацию, сколько ваше отношение к тому или иному факту и событию. Рассказывайте малышу о своих переживаниях — зная причину вашего волнения или угнетенного состояния, он будет гораздо спокойнее, чем если нафантазирует себе что-то невообразимое. И, конечно, дайте возможность ребенку поделиться своими впечатлениями, поговорите с ним, развейте его страхи и заблуждения.

Мария КИРИЛЕНКО, Анна ЯЦЕНКО



Добавить в закладки:
Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Ваау! Google Bookmarks Digg I.ua Закладки Yandex Myscoop Ru-marks Webmarks Ruspace Web-zakladka Zakladok.net delicious Technorati Yahoo My Web БобрДобр.ru Memori.ru МоёМесто.ru
Автоподбор похожих публикаций: